Достаточно ли резервов у продавцов ОСАГО для экспроприации

433

Отец Максима Шестакова попросил дать ему на лето автомобиль. Чтобы вписать родственника в полис ОСАГО, в страховой компании потребовали доплатить 2000 руб. «Ваш отец в 2006 г. стал участником ДТП, и нужно увеличить сумму взноса», — сказала страховой агент. Даже когда ей объяснили, что в аварию попала сестра Максима, а отец был вписан в ее полис, требование не изменилось: «В нашей базе он показан как участник ДТП».

У каждого второго автолюбителя найдется история, подтверждающая расхожее мнение, что страховые компании не только получают сверхприбыль, но и используют любую возможность для увеличения суммы взноса страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств. При этом сами страховщики говорят об убыточности обязательной «автогражданки».

« Теперь попросим начальника транспортного цеха. Расскажите нам об изыскании внутренних резервов.
Михаил Жванецкий
Собрание на ликероводочном заводе »

Авторы исследования рынка автострахования из «Интерфакс-АФИ» в этом противостоянии склонны верить компаниям. Еще по итогам прошлого года они прогнозировали окончание «золотого века» ОСАГО. Вывод, который сделали аналитики, подразумевал необходимость пересмотра тарифов в сторону увеличения — в противном случае бизнес станет нерентабельным. Но настоящая угроза автостраховщикам появилась с другой стороны.

Для возмещения ущерба и покрытия убытков страховые компании выстроили сложную систему резервных фондов. Одну из таких «копилок», объемом 20 млрд руб., депутаты фракции «Единая Россия» посчитали слишком большой. Эти бы средства — да на благое дело, мечтают законотворцы. Например, на строительство дорог. Впрочем, на что направить деньги, депутаты еще не решили: по их мнению, это должен сделать Минфин.

Но участники рынка встали стеной за сохранение прежней системы. По их единодушному мнению, резервы — единственный оплот стабильности убыточного ОСАГО. Российский союз автостраховщиков (РСА) даже пообещал оценить объемы резервов, чего не делал никогда. Еще бы: кто поверит, что эти деньги не являются лишними для страховых компаний, если сами они не знают им счета?

ОТНЯТЬ И ПОДЕЛИТЬ

alt

20 млрд руб. смогли скопить страховщики в стабилизационном резерве за пять лет

18 страховщиков ОСАГО обанкротились с начала действия закона

'Достаточно

Когда клиент заключает договор об обязательном страховании гражданской ответственности, внесенная сумма начинает двигаться по счетам компании-страховщика. От страховой премии сразу отрезается немалый кусок: 20% идет на оплату расходов по ведению договора и 3% — в Российский союз автостраховщиков. Из оставшейся части, предназначенной для страховых выплат, формируется резерв незаработанной премии. По словам заместителя директора по автострахованию СК «Русский мир» Андрея Знаменского, резерв уменьшается пропорционально сроку действия договора и списывается со счета клиента, когда время действия соглашения заканчивается. Если деньги остались, то их направляют в другие резервы, но уже не привязывая к конкретному договору.

Следующий по значимости резерв создается для выплат по заявленным, но не урегулированным убыткам (РЗНУ). Он нужен, чтобы после истечения срока договора оплатить ущерб, по которому уже подано заявление, но не собраны документы. То есть в резерв направляется точная сумма под конкретные заявки исходя из предварительной оценки ущерба.

В том случае, если клиент не успел подать заявку по страховому случаю до истечения срока договора (и оценку ущерба не учли в РЗНУ), выплаты ему производят из средств другого резерва — происшедших незаявленных убытков (РПНУ). Величина этого резерва рассчитывается на основе статистики подобных страховых случаев прошлых лет с поправкой на изменение портфеля заключенных договоров в текущем году.

Что происходит с теми средствами, которые остаются невостребованными? К несчастью для страховых компаний, записать в прибыль они могут не более 5% из них. Все, что выше этого значения, перечисляется в так называемый стабилизационный резерв. Он нужен, чтобы страховая компания могла рассчитаться по своим обязательствам в возможных кризисных ситуациях. «В первые годы убыточность ОСАГО небольшая, а потом увеличивается, — объясняет гендиректор УК ”Генезис Капитал” Виктор Юн, 14 лет руководивший СК ”Стандарт Резерв”. — Тогда необходимые средства можно почерпнуть из стабилизационного резерва». Иными словами, распечатать этот резерв сейчас означает поставить под угрозу устойчивость компаний в будущем.

По данным Федеральной службы страхового надзора, за пять лет существования «автогражданки» совокупный объем этих денег достиг 20 млрд руб. Во время кризиса ликвидности, когда «каждый миллиард на счету», оставлять такие средства без работы депутаты сочли слишком большой роскошью. Потому в своих поправках к 22-й статье закона об ОСАГО они предложили ограничить размер стабрезерва 10% резерва происшедших незаявленных убытков. Характерно, что оценка РПНУ есть только за 2006 г. — 5,5 млрд руб. Исходя из этих цифр стабилизационный резерв должен составлять 550-600 млн руб. Даже если учитывать, что за два года показатели рынка ОСАГО утроились (собранные премии по «автогражданке» в I квартале 2006 г. и I квартале 2008 г. составили соответственно 13,3 млрд руб. и 38,7 млрд руб.), сумма все равно получается сравнительно небольшой — около 1,5 млрд руб. Оставшимися 18-19 млрд руб. должен мудро распорядиться Минфин, направив их на превентивные меры по повышению безопасности дорожного движения. Впрочем, детали мероприятий пока не определены — зачем делить шкуру медведя, которого еще только предстоит убить?

Сейчас в РСА решили пересчитать резервы самостоятельно, подобрав аргументы к началу осенних заседаний в Думе, когда придет время рассматривать предложенный законопроект. «Мы не понимаем логику, которую вложили депутаты в это предложение, поэтому мы его не комментируем до завершения расчетов, — говорит представитель РСА. — Нам эти сенсации вокруг да около не нужны, а то начнется: давайте резервы отберем и направим на расширение дорог». Впрочем, суммы «излишка» в любом случае хватило бы ненамного — например, на строительство 15 км Центральной кольцевой автодороги (из запланированных 520 км). Но и это еще не факт: можно с уверенностью прогнозировать, что к началу осенней сессии Госдумы актуарии, засевшие сейчас за расчеты реальных размеров резерва, озвучат цифру гораздо меньшую, чем 20 млрд руб.

ДЕНЬГИ ЛЮБЯТ ТИШИНУ

В РСА не зря кипятятся и избегают внимания к отчислениям в фонды. Если ограничение стабилизационного резерва действительно повлияет на устойчивость страховых компаний, оплачивать обязательства ушедших с рынка игроков придется именно союзу автостраховщиков. На этот случай в союзе существует свой резерв, и не один. И если аппетиты законодателей вырастут, рано или поздно дойдут и до оценки сумм на счетах РСА, куда страховые компании отчисляют 3% от каждой премии. Только за 2007 г. эта сумма превысила 2 млрд руб., в то время как компенсационные выплаты союза за тот же период составили всего 370 млн руб.

«За пять лет существования ОСАГО в фондах РСА накоплено порядка 10 млрд руб., но легко прогнозировать, что впереди нас ждет роспуск многих компаний, — говорит Виктор Юн. — И чтобы иметь возможность расплачиваться по их обязательствам, средства нужно продолжать копить». Увеличение количества отозванных лицензий и суммы выплат привело к перебалансировке доли отчислений в фонды: до 2006 г. пропорция была в пользу компенсационного резерва, предназначенного для возмещения ущерба в страховых случаях, виновник которых неизвестен. Теперь же две трети отчислений страховых компаний направляется в резерв гарантий для выплат по обязательствам участников, ушедших с рынка.

«За основу российской системы ОСАГО взят опыт европейских стран, и там существуют такие же резервы, несмотря на стабильность их рынка, — говорит начальник управления методологии РСА Владимир Козлов. — Рассуждать об избыточности накоплений в наших условиях — нонсенс». Так, за пять лет действия закона в России обанкротились 18 страховщиков, по обязательствам которых РСА заплатил 750 млн руб. А в Латвии шесть лет фонд не расходовался, но уход крупной компании обнулил резерв подчистую. Потому страховые компании и РСА будут защищать неприкосновенность резервных фондов изо всех сил.

Сегодня союз автостраховщиков самый богатый из сообществ профучастников. «В РСА ежегодно перечисляется членский взнос в размере 1,5% от полученной премии», — говорит директор центра андеррайтинга и управления продуктами для физических лиц и малого бизнеса РОСНО Александр Гурдус. Всего же в 2007 г. союз получил от своих членов 362 млн руб., которые нужно отрабатывать лоббированием интересов страхового сообщества. И когда законодатели предлагают направить «лишние», на их взгляд, деньги на улучшение ситуации на дорогах, в РСА отвечают, что подобная работа ведется. «Мы проводим превентивные мероприятия совместно с ГИБДД», — говорит Козлов. С примерами, правда, негусто: разъяснительные материалы, серия роликов про безопасность дорожного движения, закупка устройств для измерения скорости.

«Во всем мире автостраховщики — главные инвесторы в программы по обеспечению безопасности, — говорит некогда главный оппонент закона об ОСАГО, председатель Движения автомобилистов России Виктор Похмелкин. — У них рентабельность близка к нулю, и они делают все возможное, чтобы снизить количество страховых случаев».

Согласно закону об ОСАГО 80% средств, полученных страховыми компаниями, должно идти на выплаты пострадавшим в ДТП. «У нас в среднем и 60% не набирается, — возмущается Похмелкин, — а система резервных фондов, куда по идее направляются излишки, непрозрачна». Впрочем, рецепт бывший депутат предлагает еще более радикальный, чем «единороссы»: сокращать не резервы, а тарифы. Специалисты считают, что в этом случае на покрытие обязательств ликвидированных страховщиков РСА не хватит никаких фондов. «Оценивать рентабельность деятельности автостраховщиков по средним показателям неправильно, — отмечает главный эксперт ”Интерфакс-ЦЭА” Анжела Долгополова. — Если на московском рынке ситуация ”шоколадная”, то в ряде регионов работа с ОСАГО действительно убыточна». Сама Долгополова допускает, что если произойдет ожидаемое в 2009 г. увеличение тарифов, то резервы можно ограничить без ущерба для устойчивости рынка. Тем более что непрозрачность системы резервных фондов вызывает нарекания даже у наиболее лояльных страховщикам наблюдателей. «В отчетности компаний четко не видно, где эти резервы и какими активами они обеспечены», — признает Долгополова.

ТАЙНЫ БУХГАЛТЕРИИ

«Резервы на балансе страховых компаний учитываются как обязательства, то есть пассивы, — говорит Виктор Юн, — и должны быть обеспечены активами (деньгами, ценными бумагами, недвижимостью и т. д.)». Но извлечь живые деньги, на которые рассчитывают законотворцы, со счетов компаний непросто. Федеральная служба страхового надзора не раз призывала участников рынка привести средства, покрывающие собственный капитал, в соответствие с законодательными нормами. Активы принимаемых в покрытие страховых резервов должны удовлетворять четырем условиям: диверсификации, возвратности, доходности и ликвидности. Список, одобренный Минфином, весьма широк и включает как ценные бумаги (в том числе акции), относящиеся к листингу «А» первого уровня, так и «памятные монеты РФ из драгметаллов».

То есть для крупных компаний подобрать надлежащее обеспечение не составляет труда (хотя на страховом рынке, как и на многих других, всегда найдется ряд сомнительных игроков с фиктивным обеспечением резервов). Но и те, чье стабильное положение не вызывает сомнений, не показывают блестящих инвестиционных результатов. Согласно годовому отчету «Росгосстраха», лидера на рынке ОСАГО, его доходность от вложений в 2007 г. составила всего 2,4% (индекс РТС за это время вырос на 27%).

Львиную долю средств страховые компании размещают на банковских счетах. При этом на рынке распространена практика, позволяющая компенсировать низкую доходность по депозиту договоренностью об услуге — например, страхования залогового имущества в банках. Выбор эмитентов для покупки ценных бумаг тоже часто происходит по договоренности — тот же «Росгосстрах» отмечает в качестве обязательного условия для размещения своих резервов сотрудничество с банком или эмитентом в области страхования.

В РСА объекты вложений средств из своих фондов не раскрывают. «Направления для инвестиций утверждаются общим собранием членов союза», — говорит Козлов. По его словам, предпочтение отдается краткосрочным банковским депозитам.

Привлекать профессионалов для управления средствами автостраховщики могут лишь частично: в доверительное управление можно отдавать до 20% от общей суммы, в ПИФы — всего 5% (для средств от страхования жизни, которые называют длинными деньгами, лимит повышается до 10%). Пусть в относительном выражении это немного, для управляющих компаний такие клиенты являются предметом гордости. «Только на прошлой неделе две страховые компании вложили в общей сложности 65 млн руб. в смешанный ПИФ ”Гранат”, — говорит заместитель гендиректора по маркетингу и продажам УК Росбанка Марина Кращенко. — Всего среди наших клиентов порядка 20 страховых компаний».

Управляющая компания «Лидер» даже создала специальный фонд «Страховые инвестиции». «В требованиях Минфина к структуре активов, принимаемых для покрытия резервов, мы увидели для себя возможность реализации уникальной бизнес-идеи», — говорит замгендиректора УК Игорь Мустяца. Выводя новаторский проект на рынок коллективных инвестиций, УК «Лидер», акционерами которой являются «Газфонд», Газпромбанк и страховое общество «Согаз», могла быть уверена, что недостатка в инвесторах не будет.

Екатерина Самородова
, www.smoney.ru

Обсудить на форуме

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here