Давить гадов

328

У вас до сих пор нет машины? Поздравляю, ваша жизнь стоит 150 тыс. рублей. И жизнь вашего ребенка ровно столько же. Ну, плюс-минус 20-30 тысяч. Если вашего сына или дочь собьют насмерть на «зебре», водитель, скорее всего, даже не сядет в тюрьму. Да на хрен, какая там тюрьма! Ему даже не придется продать квартиру, или машину, чтобы купить у ментов свободу. Тариф на убитого пешехода очень скромен и демократичен -100-150 тыс. рублей.

Тарифы новосибирские. Я сейчас даю основные тезисы статьи Марии Роговой из «Эксперта-Сибирь» (Новосибирск). Этим летом на «зебре» у Марии насмерть сбили отца. Она НИЧЕГО не смогла доказать.

Вина может быть доказана со слов самого пострадавшего (поэтому водителю даже выгоднее, если сразу насмерть). Вина может быть доказана со слов свидетелей (менты-то знают, что таковых обычно не бывает). Вина может быть доказана милицией. Но как раз им это менее всего нужно. Схема проста – человек валяется на «зебре» окровавленный. Если он мертв, тогда все «чики-пики». Инспектор ДПС составляет схему аварии со слов водителя. Ну и протокол. Даже если потерпевший жив, он в большинстве случаев в увлекательной беседе мента и водилы участвовать не может. Голова побаливает, нога сломана, да и врачи – под белы руки – и в «Скорую». Да более того — никому вообще не интересно, что ты там, со своими «множественными переломами» думаешь! Рогова ссылается на случай, когда женщине, сбитой на «зебре» и выжившей, пришлось обращаться в МВД РФ, чтобы следствие наконец решило составить схему ДТП с ее слов, а не со слов водилы! Ранее ей заявляли, что в ее показаниях «не нуждаются».

Что обычно бывает в этой схеме? Мария Роговая, прошедшая эту чудовищную процедуру, цитирует: дата, место аварии, и, если повезет факт наличия «зебры» или знака. Ни длина тормозного пути, ни осыпь стекол, ни следы крови пострадавшего не указываются. Нет всего того, даст родственникам шанс потом доказать – водила не снизил скорость, кровь и стекла располагались так, что ежу понятно – человека могли сбить ТОЛЬКО на зебре.

Далее эта куцая схема передается некоей штатной единице ГИБДД в странной должности: «инспектор по исполнению административного законодательства». Этот человек в течение 3-10 дней должен собрать недостающие факты, или заставить своих коллег из ДПС добрать их. Естественно, что никто никаких дознаний делать не будет. Зачем? Дело обычно закрывается «за отсутствием состава преступления». Если родственники не потребуют все же выяснить, а какого хрена тупой урод за рулем продолжает рулить, а их родной человек лежит в гробу?

Вот тогда они обращаются к ментам, и с удивлением узнают: оказывается, инспекторы ГИБДД были вправе задержать автомобиль. На котором могли быть вмятины, разбитые стекла (улики, которые дадут информацию о силе удара, и скорости авто). Но не задержали – зачем, если все описано в протоколе? Просто не всем, кто валяется с проломленной башкой на «зебре», известно, что такие записи в протоколе для суда не аргумент. Аргумент – автоэкспертиза. Если ее не сделать сразу, то умный водила в кратчайшие сроки организует ремонт. И все, улик нет! Заставить следствие поискать последний аргумент – свидетелей — невозможно даже после нескольких жалоб потерпевших в прокуратуру, констатирует Роговая.

Зато она знает, что по неофициальным расценкам Новосиба, цена одного пешего человека не превышает 150 тыс. рублей. Особо аккуратные и щепетильные, очевидно, могут сторговать чужое горе за 100 тыс. рублей. Ну, правда, а что зря тратиться? Фары после этого дохляка еще надо отремонтировать, вмятины поправить.

Это я к чему? Две недели назад один приезжий из Новосиба искреннее так спросил: «Как вы тут, в Иркутске, через зебры ходите? У нас водители хотя бы иногда останавливаются». Вот я сижу и думаю.

Сколько тогда стоит пешая жизнь в нашем старинном, чудесном городе?

© ЖЖ Белкин глаз

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here