«Будете драться, вызову милицию!»

250


История, напечатанная во вторник в «Известиях», о неразберихе, которая царит в одном из подразделений ГИБДД,
вдохновила гаишников на решительные действия. Во вторник же глава
столичного ГИБДД Сергей Казанцев объявил о начале служебного
расследования, по результатам которого руководитель 5-го отдела
МОТОТРЭР Северного округа может лишиться места. А сегодня мы публикуем
историю другого автомобилиста, который пытался оформить документы на
машину в том же отделе на несколько дней позже героя нашей предыдущей
публикации.

«Будете драться, я позову милицию!»

…то
и дело выкрикивал капитан ГАИ, принимавший документы на переоформление
автотранспорта в 5-м отделе МОТОТРЭР Северного административного округа
Москвы.  150 человек, проведшие ночь в перекличках, и стоящие перед 
единственным работающим окном под номером 7, внимания на угрозы
капитана не обращали.  Они разбирались с  нарушителями стихийной
очереди.

Так шел процесс банального переоформления документов на автомобили в минувшие пятницу и субботу.


День первый. Остров невезучих.

Каждый, кому хоть однажды приходилось заниматься
процедурой снятия или постановки на учет автомобиля, знает, что дело на
практике  это хлопотное, требующее сил и времени. Правда, в последнее
время кое-где что-то вдруг стало настраиваться, и в кругу знакомых
начали попадаться счастливцы, которым удалось получить автомобильные
номера часа за два-три. Но пока они, счастливцы – явление редкое, часто
зависящее от сезона (вернее не сезона на рынке сделок с
автотранспортом, коим является зима), круга полезных знакомств, умения
делиться с бюджетниками в погонах, влияния потусторонних сил и
принадлежности автотранспорта к определенному московскому округу.

Мне
нужно было снять с учета автомобиль сестры, чтобы продать его
приехавшим из Орла покупателям. Дело это казалось мне простым и не
требующим особой подготовки. Тем паче, на дворе 2007-й год, в котором
услуги и деньги совмещены уже достаточно прочно.

В минувшую
пятницу, в 8 часов 45 минут, человек 300 человек у еще закрытого входа
в нужное здание меня сначала как-то даже не встревожили. И только
тогда, когда я поднялся на второй этаж, то понял, что всем им нужно то
же, что и мне. При этом разобраться в происходящем сразу не удалось:
сквозь толпу пройти невозможно, а на вопрос «куда сдают документы на
снятие с учета» все начинали как-то снисходительно улыбаться и
показывать на окно под номером 3. Но к нему и еще одному открытому окну
– под номером 7 — подойти было невозможно: никто не подпускал. Правда,
после некоторого наблюдения можно было вычислить двух человек, которые
все время кого-то записывали в бумажку.  Кто пожил при дефиците водки и
колбасы, заметив их, вздохнет с облегчением – это главные люди. Они –
хранители и составители очереди. Пришлось вспоминать давно забытое и на
время смириться с заменой имени и фамилии на номер 120.

— Приходите после обеда, не раньше, — посоветовал хранитель. — В час здесь пропускают человек по 15-20.

— Да мне ж только бланки получить, — информирую я с тайной надеждой, что в это окно стоят «другие», а бланки выдают еще где-то.


Здесь все за бланками. На то оно и 3-е окно! — посвящает хранитель
очереди в тонкости делопроизводства. — Так что, пока и не надейтесь. Но
лучше появляйтесь почаще — мало ли что. Если очередь ваша вдруг
пройдет, придется снова записываться в конец.

Не
знаю почему, но желание уходить почему-то отсутствует. И идти вроде
некуда, и снова записываться в конец в случае «мало ли что» желания
тоже нет. Начинаю по привычке размышлять, «почему так происходит» и
искать выход из сложившейся неприятности.

Эпоха мобильных
телефонов последнее обстоятельство значительно облегчает. Особенно мне,
последние 20 лет прожившему в журналистике. Все ж решаюсь выйти на
улицу и прозвонить звенья цепи. Минут за пять я прохожу цепочку до того
» кто «есть» в этом ГАИ».  Трубку он берет не сразу, и после пароля «от
кого», обрывает надежду: «У нас уже неделю прокурорская проверка
работает. Сегодня — последний день. Приходите завтра. Все устроим в
лучшем виде. За три тысячи – в течение 3-х часов, за семь тысяч – за
сорок минут». По отзывам – люди проверенные.

И что на меня вдруг
именно сегодня свалились эти орловские покупатели?! Приехали бы завтра,
— все было бы в ажуре. Но они уже сидят в машине, и второй час натирают
салфетками выгоревший пластик.

Словом — тупик. И так нельзя, и
так быстро не получается. Решаюсь немного осмотреть окрестности перед
тем, как пройти все как положено и со всеми. Случайно встречаю
знакомого сотрудника госорганизации, выезжающего из других ворот на
соседней Вагоноремонтной улице, у дома № 27. На ходу перебрасываемся
«за жизнь». Говорит, что вот шеф попросил срочно с утра поставить на
учет новенький «мерс» — красавец. Вот и возвращается с оформления.
Интересуюсь, а можно ли «Мазду»-323? Мой знакомый говорит, что, к
сожалению, нельзя. Здесь VIPы и депутаты.

А «мерс» и правда красавец…

Вдоль
Лобненской и Вагоноремонтной — куча ларьков для оформления
купли-продажи, страховки и всякой сопутствующей документации. Осторожно
интересуюсь, могут ли ускорить мой безнадежный процесс. Отказываются
все. И версия у всех одна: сегодня не получится — в ГАИ прокурорская
проверка.

Возвращаюсь в очередь.  Народ все прибывает. Мне уже
не кажется далеким мой 120-й номер,  когда на бумажке появляется цифра
160. Вот уж кому не повезло, так этим… В другой очереди, к окошку под
номером 7, куда сдают документы уже прошедшие окошко под номером 3,
появился 183-й. Но они тоже стоят и надеются. На везение. Хотя здесь,
по всем ощущениям, все же остров невезучих…

Проясняется и
картина за стеклом 3-го окошка. Там властвует полный тезка великого
русского писателя — Александр Иванович Куприн. Капитан ГАИ-ГИБДД. 
Гладко выбритый. Приятной, как говорят пожилые москвички, внешности. В
меру упитанный.

И воспитанный. Потому что всегда молчит. Разве
что изредка выкрикивает в микрофон чью-то фамилию. И через каждые 20
минут выходит на пятиминутный перекур, никого не обижая, а даже как-то
извиняясь: «господа, пропустите, пожалуйста».

Капитан
выполняет самую черную работу – он проверяет ксерокопии и оригиналы, на
основании которых начинающая, но уже изможденная диетой модель за
вторым столиком одним пальцем правой руки набивает очередные данные в
форму  заявления.  Отдает в руки готовые заявления майор, который свое 
окошко под номером 2 открывает аккуратно, 2-3 раза в час. На пять минут
– не более.

К обеду (начинается в 14.00) проходят только 60-е
номера (с 12.00 капитан Куприн начинает чувствовать активный
предобеденный никотиновый голод и выходит чаще). Модель за компьютером
тоже устает от однообразной работы и начинает делать ошибки.

В
период вынужденного застоя очередь примерно с 80-х номеров активно
рассуждает, почему здесь такой бардак. Компьютерные юзеры возмущаются
отсутствием у ГАИ интернета и навыков современной жизни. И выступают с
конкретным предложением реорганизации.

Например, что может быть
проще: вывесить на сайте форму и бланк квитанции на оплату, которые
любой сможет предварительно заполнить и прислать по электронной почте.
Останется только получить бумажки в определенный день. Можно даже без
участия капитана, модели и майора – все равно потом все данные
заявления проверяют на площадке осмотра транспортного средства. А
капитан Куприн, модель и майор успешно могут дополнить ряды тех, кто
проверяет документы в последний раз, перед оформлением новых или
транзитных номеров. Кто держит ту самую вторую очередь в окошке номер
7.

Женщины начинают плакать. Потому, что им и обидно, и физически тяжело.

За окном – весна.

Мужики матерятся.

Бывшая
белгородская радиожурналистка Саша,  живущая при муже в Москве,
пытается связаться с популярной московской радиостанцией. Она
дозванивается! Просит провозгласить SOS от имени всех терпящих бедствие
в МОТОТРЭР. Радио отвечает пониманием, но сообщает, что отсюда SOS
провозглашается почти каждый день. И даже были проверки всех мастей,
включая депутатские. Но с этим «островом» пока поделать никто ничего не
смог.

120-й доходит до капитана Куприна в 17 часов 14 минут.  В 17.18 капитан меня отпускает с миром и заветными бумажками.

Работа
криминалиста и дальнейшая оплата квитанции в двух кварталах от ГАИ
проходят за 31 минуту. Но попасть в 7-е окно уже не судьба: прошел
170-й,  я записался лишь 197-м., а ГАИ заканчивает работу в шесть
вечера.

Объясняюсь с покупателями. Даю телефон, чтобы сделать
звонок домашним и везу устраивать на ночь в гостиницу, предупреждая,
что пить водку и ухаживать за девушками легкого поведения в Москве при
деньгах опасно. Мне, кажется, верят…

День второй. Прокуроры уехали.
    
Утром
второго дня я уже мудрее. Покупателей забираю в 7.30 утра и в восемь
уже на месте. Записался 62-м. Потому что многие оказались умнее меня и
приехали еще в 2 часа ночи. В большинстве из вчерашней очереди.
Радиожурналистка Саша – 31-я. (приехала в 2.30). Программист — 65-й
(прибыл в 8.05).

Вламываемся в дверь и быстро бежим к
заветному окошку. На месте оперативно создаем комитет самообороны
очереди, выставив на контроль списка  двух активных женщин лет 45, а по
краям окошка под № 7 ставим двух ребят ростом под 2 метра  приличной
весовой комплекции. У нас, кажется, порядок.

Свой черный
квадрат (окно № 7 затянуто черной непрозрачной пленкой) открывает
капитан лет 27-ми, еще не набравший должной гаишной комплекции.
Начинает работу бодро, за 30 минут оформляя десять человек.  Потом
окошко закрывается. Минут на 15. А затем из него начинают кому-то
выдавать готовые документы.

— Спокойно, господа, — комментирует
происходящее капитан. — У нас сегодня работают целых три секретарши,
так что все будем делать быстро.

К концу первого часа, не смотря
на заверения капитана, проходит только 12-й. А сегодня – короткий день,
ГАИ работает до 14.00. Становится, мягко говоря, тревожно – впереди
выходные. За это время мои «орловские», во-первых, проживут кучу денег
в гостинице, во- вторых, могут заскучать и предаться столичным
соблазнам.

Я вспоминаю, что еще вчера мне обещали сделать все быстро.

Звоню. Голос «с той стороны» бодрее. Говорит, что не надо мне было все это делать вчера – надо было ждать сегодня.

Я уверяю, что заплачу «за весь пакет».

Мне обещают перезвонить.

Перезванивают и говорят, что уже ничего сделать нельзя – я «засветился» в очереди. Придется идти со всеми.

Иду ко всем.

Обстановка
у окна под номером 7 накалилась. Охрана комитета самообороны через
каждые 20 минут бьет кого-то «шального», рискнувшего прорваться без
очереди. При каждом избиении капитан из окошка угрожает: «Будете
драться — вызову милицию!!!». Потом вспоминает, что в погонах, и
поправляется: «Сейчас вызову ОМОН»!

Радиожурналистка Саша делится пережитым – ее очередь уже вот-вот.


Не понимаю, зачем меня заставили ехать на осмотр автомобиля и сличали
его номера – я здесь только меняю ПТС (паспорт транспортного средства),
потому что сменила фамилию (транспортное средство осталось прежним).
ПТС-то они выдавали!!!

Выясняется, что по той же причине здесь вторые сутки торчит еще как минимум с десяток женщин. (Весна пришла).

Ближе
к двум часам к капитану с набором бумажек и паспортов в руках заметно
активнее бегают служащие в ГАИ женщины. Капитан явно не справляется с
потоком даже с помощью трех секретарш. Наша очередь буксует.

Столкновения сил самообороны с «несписочными» все чаще. 

В
13. 41 я, наконец, попадаю в открытый «черный квадрат». Сзади кто-то
висит на спине, но морду решаю бить после сдачи документов. Капитан не
спеша все берет. Пересматривает. И говорит: «У вас, мил человек, не
хватает нотариально заверенной копии доверенности!». Я возражаю: «У вас
оригинал и копия с него. Сверяйте, вы – власть». Отвечает стандартно:
«Не положено, а власть у нас – в Кремле».

Принимаю решение сдать
оригинал доверенности. Капитан неохотно, но соглашается под роспись.
Роспись оставляю. Капитан меня отпускает.

13.44. Последним проходит 65-й. Мой новый друг-программист счастлив. Его «отпускает», и он думает о высоком.


Вот что нужно власти, чтобы не раздражать народ? Ерунда, три
составляющих. Чтобы народ был в меру сыт. Чтобы был в меру занят. И
чтобы его сильно не доставала бюрократическая волокита. Пример – Запад.
У них все в трех пунктах в порядке, поэтому им хорошо. У нас же
последнее сейчас как раз и собирает недовольных в мелкие и большие
группы. А это уже пусть маленькие, но силы «против»… 

Философ…

13.52.  Окно под номером 7 закрывается.

В
14.12. начинают отдавать документы. Зал пустеет, быстро превращаясь в
музей черных квадратов. На окошке остается список очереди.

Модель,
набросив модную весеннюю куртку, спешит навстречу послеполуденному
солнцу и мальчику в сверкающей «бэхе». Капитан Куприн прогуливается по
залу, разминает отекшие ноги  и шутит с оставшимися в ожидании бумаг.
Душа-человек.

Майор исчез еще часа полтора назад.

Спустя час, после оформления справки-счета и отдачи денег, на «Мазде»-323 уезжают орловские покупатели.

Я, похоже, тоже счастлив. Хотя понять не могу, почему….

(с)  www.izvestia.ru/

Обсудить на форуме

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here